Теории перевода: целостный подход и анализ идеологии: страница 2  

Ни один автор бестселлера не будет возражать, чтобы и перевод стал бестселлером. Поэтому он или она не будет возражать, чтобы переводчик использовал при этом средства, способствующие привлечению большого круга читателей. Лояльность, кажется, служит в интересах покупателя, что является скорее вопросом целесообразности, чем этических норм. 

Вышеуказанная ситуация представляет собой банальный пример капиталистического дискурса, который подвергся острой критике со стороны постструктуралистов и постколонизаторов, подвергавшие сомнению законную принадлежность автору исходного текста, им же созданного. Некоторые из них, как например Чемберлен (1998), прибегают к гендерному критерию, критикуя моралистическую идеологию в переводе, и сравнивают жажду власти авторского общества с системой патернализма в человеческом обществе. Однако что действительно подвергается острой критике, так это асимметричное соотношение сил между автором и переводчиком, а также то, как эти силы распределены между ними, что явно складывается не в пользу последнего.

Естественно, перевод не просто должен представлять автора или показывать взаимосвязь исходного текста и текста перевода. Я считаю, что во время осуществления самого перевода не существует таких понятий, как перенос или передача какого-либо инварианта с одного языка или культуры на другой. На самом деле то, что, по словам моралистов, неизменно переносится с одного языка в другой (значение, основная идея…и т. д.), уже потенциально существует в инвентаре невербализованных единиц, и переводчики просто выбирают, выделяют и иногда изменяют эти единицы в тексте перевода, используя вербализацию в определенных целях. Другими словами исходный текст подобен солнечному свету, который помогает прорасти растению - словесной системе. Полученный текст перевода может быть просто аналогичен исходному тексту; то есть между двумя текстами можно обнаружить некую схожую структуру или какое-либо (косвенное) схожее соотношение, а это указывает на то, что на выбор и решение переводчика во время перевода оказывает влияние исходный текст. Поэтому процесс перевода – это не отдельно взятая деятельность, а главным образом процесс, подверженный влиянию, а сам перевод – это продукт, тем или иным образом подвергшийся влиянию. Именно переводчик решает, как и в какой степени перевод должен быть подвержен влиянию исходного текста. Исходный текст служит лишь сырьем, которое использует переводчик для создания своего собственного продукта, преследующего свою цель. «Перевод» - это лишь предлог: ярлык, который прикрепляет переводчик к своему продукту, чтобы достичь своих целей; и в то же время это своего рода признание: допущение того, что исходный текст был использован в создании данного продукта.

Вопрос выгоды: этический и допустимый перевод против успешного перевода

Нет сомнений в том, что функциональные подходы предоставили теоретическую основу, чтобы освободить переводчиков от оков исходного текста и его автора путем переключения внимания с этических норм к социальным. Но необходимо быть предельно внимательным к тому, чтобы функциональная идеология вновь не превратила переводчика в раба социальных норм и не принуждала его слепо следовать им. Явная тенденция к традиционным стратегиям в переводе, что в последнее время наблюдается во многих сообществах, может являться результатом слепого следования социальным нормам. Результатом функционального подхода часто становится допустимый перевод, но он не обязательно является успешным, так как он в первую очередь нацелен на оправдание ожиданий целевой аудитории и защиту их интересов. Другими словами иногда успешный перевод достигается скорее путем нарушения норм (будь то этических или социальных), чем их соблюдения.

Переводчик, который принимает идеологию заключений, нацелен на получение успешного перевода, а мораль и функциональная пригодность для него ничего не значат, если только успех его перевода не зависит от них. Успешный перевод – это такой перевод, который удовлетворяет установленные переводчиком требования. В соответствии с идеологией заключений переводчик должен быть в курсе своих переводческих действий и возможных последствий. Для этого, однако, он должен знать основные этические и социальные нормы и всегда быть на один шаг впереди. В идеологии заключений внимание направлено не на исходный текст и его автора (в отличие от моралистической идеологии), не на требования целевой аудитории (в отличие от функциональной идеологии), а на самих переводчиков и их цели для защиты их собственных интересов. Такой подход позволяет переводчикам нарушать нормы (будь то этические или социальные), когда это необходимо. 

Если надо выполнить перевод с немецкого языка обращайтесь в профессиональный центр переводов Экспресс!

Страницы 1 2 3

Закажите тестовый перевод —
бесплатно!
Да, переводим-с:
Pay order: